logo

Солдат ребенка не обидит?

В Увельском районе Челябинской области должник-алиментщик, чье отцовство было доказано в  суде с помощью ДНК-экспертизы, всячески уклоняется от помощи своей дочери. Но, несмотря на его ухищрения, судебным приставам удалось взыскать денежные средства для ребенка.

С дочерью он не видится, избегает встреч и с судебными приставами, которые с 2012 года работают над исполнительным производством о взыскании алиментов с Валерия К., участника боевых действий в локальных войнах, 39-летнего отца 10-летней дочери. Девочка и ее папа живут в одной деревне, но дочь отца не знает – он считает достаточным пару раз в год направлять ей по 2-3 тысячи рублей. Но с такой позицией не согласны ни взыскатель, ни судебные приставы. В 2013 году мужчина был привлечен к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ, после этого он несколько активизировался в выплатах, но очень скоро энтузиазм иссяк. В 2014 году он представил судебному приставу справку о трудоустройстве в неком ООО, постановление об обращении взыскания на заработную плату было отправлено по адресу работодателя. Но ни ответа из организации о получении постановления, ни тем более денег оттуда так и не поступило.

В 2015 году, когда вступил в действие закон об ограничении должников в праве управления транспортными средствами, мужчина вновь уведомил пристава о своем новом трудоустройстве. Он переквалифицировался в водителя – чтобы к нему, несмотря на полумиллионный долг, нельзя было применить  ограничение прав. В организацию было вновь направлено постановление об обращении взыскания на заработную плату, но результат был прежним – алиментов не было. Проверка организации показала, что К. работает там не водителем, а директором.

В январе 2017 года «директора» Валерия, не реагировавшего на повестки пристава, принудительно доставили в отдел, где в отношении него был составлен протокол по ст. 5.35.1. КоАП РФ. В суде на вопрос о причинах неуплаты алиментов К. пояснил, что в период с декабря 2015 по январь 2017 года он был в отпуске без содержания, поэтому не мог платить алименты. Но данный аргумент не удовлетворил судью, должнику было назначено 60 часов обязательных работ. Но это нисколько не огорчило должника: уже на следующее(!) утро он принес в отдел судебных приставов справку об отработке, заверенную подписью и печатью поселковой администрации. В его самонадеянную голову даже мысль не пришла, что постановление должно вступить в законную силу, да и отработать за одну ночь 60 часов очень проблематично. По данному факту сейчас ведется проверка.

Некоторые конфликты с законом у бывшего бойца были и раньше: судебный пристав, ограничивая К. в праве управления транспортным средством, поскольку тот работал директором, а не водителем, выяснил, что Валерий на тот момент был лишен прав за нетрезвое вождение. Даже после истечения срока лишения, назначенного судом, он не будет иметь права сесть за руль, не погасив долг по алиментам.

Но приставы не оставили ребенка без алиментов. Они нашли счет, зарегистрированный за К., на котором было 86 тысяч рублей. Все средства были тут же направлены взыскателю, что стало поводом разбирательств со стороны должника. Он заявил, что действия приставов по полному списанию денег незаконны, поскольку это была накопленная пенсия участника боевых действий. Но подтвердить это заявление выпиской банка о движении денег он не захотел. Обратившись в прокуратуру, он также потерпел фиаско: надзорный орган не увидел нарушений в действиях судебных приставов.

Из имущества за должником числится только земельный участок, который выделен ему как участнику боевых действий. Арестовать и реализовать его нельзя, но и распорядиться им без участия судебных приставов К. не сможет. Дальнейшее уклонение от выплат алиментов грозит бывшему солдату уголовной ответственностью, а предпосылки для этого есть: сокрытие информации о доходе, «липовые» документы о трудоустройстве и исполнении наказания.